На главную | Статьи | Процессоры | Будущее компьютеров по версии Intel: интервью с Томасом Килроем, старшим вице-президентом компании

Будущее компьютеров по версии Intel: интервью с Томасом Килроем, старшим вице-президентом компании

От
Размер шрифта: Decrease font Enlarge font
Будущее компьютеров по версии Intel: интервью с Томасом Килроем, старшим вице-президентом компании

После прошедшего в сентябре IDF 2013, где Intel познакомила прессу, партнеров и разработчиков со своими планами и технологическими новинками, руководство корпорации не оставило без внимания и российских журналистов

После прошедшего в сентябре IDF 2013, где Intel познакомила прессу, партнеров и разработчиков со своими планами и технологическими новинками, руководство корпорации не оставило без внимания и российских журналистов. Во время визита в Москву с представителями ведущих IT-изданий встретились Томас Кирой – старший вице-президент, руководитель Intel Sales and Marketing Group и Дмитрий Конаш – региональный директор Intel в России и других странах СНГ.

Томас Килрой

Томас Килрой

Том Килрой
- Добрый день! Очень рад нашей встрече. Сначала я сделаю небольшое вступление, а потом отвечу на ваши вопросы. Последние несколько месяцев (даже год) для Intel выдались очень хорошими. Некоторое время назад мы представили четвертое поколение процессоров Intel Core под кодовым название Haswell, а две недели назад на форуме IDF — платформу Bay Trail для мобильных решений. Основная тема на форуме IDF была следующей. Если что-то умеет вычислять или где-то есть потребность в вычислении, значит там должно быть присутствие Intel. Cейчас мир переходит на мобильные устройства. Говорят об "интернете вещей", об "интернете всего", и с нашими линейками процессоров Core, Atom и недавно представленных Quark мы хорошо позиционированы для будущего рынка. Четвертое поколение Intel Core— это основа для мобильных решений и настольных ПК. Atom — это решение для систем с низким энергопотреблением и с низкими затратами. Решения на Bay Trail в первую очередь предназначены для планшетов, обычных "раскладушек" и для других подобных устройств. А Quark — это "субатомные" процессоры (намного меньше Intel Atom) со сверхнизким энергопотреблением. Это совершенно новое явление на рынке.
Что касается операционных сред, то наша бизнес-модель предполагает выбор решений Intel всеми операционными платформами. Поэтому мы, конечно, поддерживаем Windows, Linux, Android и Chrome. В принципе, мы хотели бы оказывать поддержку любым архитектурам. Что касается инфраструктуры, в которой существуют мобильные устройства, то это, конечно, ЦОД'ы, и здесь у нас есть замечательная линейка продуктов для собственно центров обработки данных и для "облаков".
По числу клиентских устройств Россия занимает 5-е место среди всех рынков в мире. И Россия также является одним из ведущих рынков в организации возможностей различных технологических прорывов. Россия — это пример и лидер для многих в исполнении решений для ЦОД'ов и высокопроизводительных вычислений. Россия находится в этом плане на переднем крае, и здесь очень заметен прогресс. Сегодня утром у меня состоялось несколько встреч, которые в очередной раз доказали правильность этой мысли.
Подводя итог этому короткому выступлению, я хочу сказать, что, несмотря на очень сложную среду, в которой нам приходится существовать, мы считаем, что возможностей для будущего развития очень много. Часть этих возможностей "скрыта" в мобильных устройствах, ЦОД'ах и в "интернете вещей".

Дмитрий Конаш

Дмитрий Конаш

Дмитрий Конаш Intel
- Я с вашего позволения хотел бы дополнить немножко то, что Том Килрой рассказал про Россию. Мы, действительно, по результатам 1-го полугодия находимся на 5-м месте в мире. Это только Россия, без стран СНГ. Что касается технологий, то, будучи в пятерке самых больших рынков, эти технологии попадают к нам, потребителям, в то же самое время, когда они попадают к потребителям во всем мире. Мы говорим здесь и о системах на микропроцессорах Intel Core 4-го поколения, и о планшетных компьютерах на процессорах Intel, которые продаются в России, и о смартфонах. Ну и конечно, дата-центры — это особая история, это гордость России. Мы знаем, что лидирующие российские компании являются самыми большими в Европе. Яндекс и Mail.ru — это самые крупные интернет-компании на нашем континенте, они используют отечественные технологии в своих дата-центрах. И вот это сотрудничество имеет стратегическое свойство. Яндекс принимает у себя экспертов по бизнесу дата-центров в ближайшие несколько недель; состоится конференция, приедут представители компаний, которые строят такие центры по всему миру.
И еще очень интересная для нас вещь: мы в России делаем проекты, которые имеют большое стратегическое значение. Например, вся история с КАМАЗом. Вот этот компьютер для КАМАЗа, о котором, видимо, многие из вас писали. Несколько недель назад на транспортной выставке в Москве КАМАЗ показал это устройство уже в составе модели следующего года. Это очень важно, потому что компьютер, который позволяет водителю повысить качество жизни и работы — вещь очень важная. Эта технология очень классная, разработана в России, и российский производитель грузовиков будет ее использовать в своих машинах. Я считаю, что это очень важно и интересно.
Пожалуйста, задавайте вопросы.

Вопрос
- Вот про 5-е место – какие устройства учитываются?

Дмитрий Конаш Intel 
- Мы хотим в какой-то момент времени подняться выше, чем то место, где мы сейчас находимся. Мы к этому будем стремиться.

Вопрос
- Скорее всего, это же маломощные системы? ВВП на душу населения у нас не очень великий. У нас много мобильных телефонов, но все они достаточно непроизводительны. Точно так же и с компьютерами. Для Intel Россия — это рынок, где мы либо дата-центры гигантские строим, либо где мы продаем недорогие чипы.

Том Килрой
- Что касается этого 5-го места, то мы говорим о 5-м месте по числу пользователей, по числу персональных компьютеров. Причем эта статистика не исключительно по пользованию продуктами Intel, а вообще мировая компьютерная статистика. Я думаю, что такое положение вещей связано с желанием пользователей иметь постоянную связь с интернеТом Килрой, чтобы их устройства могли давать им этот доступ. Причем речь идет об использовании интернета как в потребительских целях, так и в целях обучения: что-то узнать и чему-то научиться.
Вы упоминали цену вопроса. Здесь может большое количество дешевых продуктов или решений. С нашей точки зрения, главное, чтобы компьютерный опыт имел место. Неважно, через какое устройство осуществляется вычисление. Потому что есть сами персональные компьютеры, есть другой рынок, другой сегмент, например, планшетников и смартфонов. Может быть, этого хотят потребители. Чтобы устройство было недорогое и местного бренда. Главное не это. Главное, что они хотят тратить деньги на технологии. И это хорошо как с точки зрения увеличения клиентских устройств, так и с точки зрения поддерживающей инфраструктуры, т.е. всех серверов, поддерживающих функционирование пользовательских устройств.

Дмитрий Конаш Intel 
- Я бы еще добавил, что если посмотреть на данные независимых агентств, например, агентство GFK, которое нам хорошо известно, посмотреть на 1-е полугодие этого года — там такой показатель: доля из всех компьютеров на базе процессоров Core. Так вот, окажется, что в 1-м полугодии уровень Core-процессоров от всего рынка компьютеров находится примерно на таком же уровне, как во Франции и Великобритании. Поэтому я не сказал бы, что потребительский сегмент в России покупает компьютеры более дешевые, чем, скажем, в большинстве стран Западной Европы.

Вопрос Ferralabs.ru
- А есть ощущение, что в России быстрее обновляется парк ПК, чем в Европе и других странах? Это правда?

Том Килрой
- У нас цифр под рукой нет. Мне кажется, это сравнимая ситуация.

Вопрос
- Вы попробовали распространять телефоны. Понятно, что это была проба и так далее… Это не очень хорошо пошло и, в частности, в России, потому что у нас операторский телефон — это экстра-дешевый телефон. А для решения Intel — это не так. Для Bay Trail у вас запланирована какая-то другая стратегия распространения всего этого, не через оператора? Все-таки случай с ленововским телефоном как выход на большой бренд, наверное, уникальный. Все равно вряд ли вы сразу захватите большой бренд. Или все же у вас есть какая-то другая стратегия?

Том Килрой
- Intel никогда не боялся экспериментировать с каналами распространения своей продукции. И когда мы запускали первые телефоны, то к нам обратились сами поставщики, т.е. инициатива исходила от них. И мы решили попробовать. И на будущее мы будем разрабатывать любые варианты. Мы не хотели бы ограничивать себя одним ответом.

Дмитрий Конаш Intel 
- Я бы дополнил. Если мы посмотрим на линейку телефонов на Intel в России, то там еще осталось некоторое количество телефонов Мегафон, которые продаются. Вот у коллеги на столе лежит K900 — это Lenovo. И в продаже находится еще несколько телефонов от таких других брендов, как Prestigio, DNS, т.е. это то, что можно купить в магазинах уже сейчас.

Реплика
- Ну это всё бренды третьего эшелона.

Дмитрий Конаш Intel 
- Я не могу согласиться, что Lenovo — это бренд третьего эшелона.

Реплика
- Ну их я исключаю.

Том Килрой
- Я хочу, чтобы не осталось никакого недопонимания в этом вопросе. Lenovo — это, безусловно, очень большой и важный бренд. Intel хотел бы завоевать все бренды, все компании, которые продают сейчас телефоны в больших объемах, в том числе и на российском рынке. Мы только начинаем работать в телефонном бизнесе, и мы не хотели бы себя привязывать к определенному числу каких-либо производителей. Мы будем рассматривать все варианты. Как глава продаж и маркетинга, я заявляю вас в том, что Lenovo — это только первый шаг, пример такого сотрудничества с крупными брендами. Мы будем продолжать переговоры со всеми.

Вопрос
- Сейчас десктопы вытесняются ноутбуками. И мы все, конечные пользователи, ждем, что работать будет наш ноутбук по 11 часов. Единственный, наверное, такой компьютер на рынке — это Apple. Хотелось бы более дешевого решения, и как новые чипы способны решать проблемы энергопотребления?

Том Килрой
- Очень хороший и правильный комментарий. Наши процессоры 4-го поколения предполагают новое осмысление ноутбуков. Первый шаг к этому был сделан, когда на рынок вышли ультрабуки. И сейчас мы делаем следующий шаг, когда ноутбуки превращаются в устройства "два-в-одном". Т.е. когда вам нужен планшетник, то он легко в него превращается. Этот путь как раз начинается с Bay Trail. По сути, это процессор по начальной цене, у нас будет несколько вариантов: базовый, средний и продвинтый. Продвинутый вариант можно считать ультрабуком. Мы хотели бы присутствовать во всем этом диапазоне.
Apple был первым, кто поставил процессоры 4-го поколения Haswell на свои устройства, и объявил, что поставил на Macbook Air батарейку, которая теперь будет работать в течение 12 часов без подзарядки. Поэтому ультрабуки — это наилучшая для нас категория из начальных. Bay Trail был представлен на IDF две недели назад, и он предназначается для планшетников, устройств "два-в-одном" начального уровня. И это достаточно низкий входной уровень по цене, которой невозможно было получиться на архитектуре Core.

Вопрос
- А не получится ли так, что те, кому нужна производительность, будут до последнего держаться за десктопы и выбирать более дорогие мобильные решения. И тут, наверное, война будет серьезная между трансформерами и ультрабуками?

Том Килрой
- На самом деле, в зависимости от моделей пользования люди выбирают свои компьютеры. Т.е. мы видим на многих рынках ситуацию, когда люди впервые покупают себе компьютер как настольное решение для того, чтобы вся семья могла пользоваться им. На других рынках люди больше выбирают переносные, портативные компьютеры, но опять же они предназначены в первую очередь для использования всей семьей. А вот люди, у которых уже есть подобное устройство, выбирают в качестве дополнительного планшет. Наши исследования показывают именно такую тенденцию.
За последние три года мы проводил исследования: смотрели, как пользователи планшетов проводят свое время, и сравнивали их времяпрепровождение с пользователями настольных систем. И мы заметили, что если у человека два устройства (и ноутбук и планшет), то за эти три года их время перераспределилось. Т.е. если раньше они проводили больше времени за ноутбуком, то теперь они явно проводят больше времени за планшеТом Килрой. При этом за названные три года мы постоянно отслеживаем ситуацию, проводим собеседование с владельцами планшетов, и цифры не меняются из года в год: по-прежнему 80% владельцев планшетов говорят, что они собираются обновить свой ноутбук (купить новый).

Вопрос
- Это связанный вопрос на самом деле. Насколько то, что у человека появляется новое устройство (планшет, например), увеличивает его время общения с девайсами как таковыми? Если вы делали такое исследование…

Том Килрой
- У нас нет таких данных. Я вам скажу другое: наши исследования показывают, что если человек, имеющий ноутбук, приобретает второе устройство (планшет), то его он в основном использует для потребления контента (развлечения, отдыха), в то время как ноутбук он воспринимает по-прежнему как устройство для создания контента. Лично мои впечатления такие: я думаю, что сейчас люди больше времени проводят за мобильными телефонами, прочими подобными девайсами, имеющими выход в интернет. Мы не можем ни минуты прожить, чтобы не выйти в Интернет, проверить, не пришла ли нам почта, не позвонил ли нам кто-нибудь. Эти устройства носить легче и они дают доступ в Интернет.

Реплика Ferralabs.ru
- Кстати, да, вот за этим столом только у одного человека планшет — все остальные со смартфонами.

Реплика
- Нет.

Дмитрий Конаш Intel 
- А, у двух!

Том Килрой
- Действительно, это очень правильное наблюдение. Мобильных телефонов, по нашим наблюдениям, становится всё больше. А планшетников становится всё меньше. И если раньше у них стандартом являлся 10-дюймой экран, то сейчас это 7-дюймовый экран. Именно поэтому мы продвигаем сейчас идею устройства "два-в-одном". Мы считаем, что человеку для удобства лучше всего иметь два устройства: мобильный телефон, как один форм-фактор, предназначенный для определенных действий, а второе устройство, скорее всего, должно быть "два-в-одном", т.е. ноутбук для производительности, при этом съемный экран должен превращать его в планшет. Т.е. вместо трех устройств мы считаем, люди придут к двум устройствам.

Вопрос Ferralabs.ru
- А где место десктопам?

Том Килрой
- Десктопы тоже становятся более мобильными. Мы видим, что настольную систему сейчас покупают те, у кого раньше вообще не было никакого компьютера. Опять же для семьи, совместного использования и в первую очередь для образования, для обучения детей. Второе направление. Настольные системы по-прежнему покупают компании для бизнеса, думаю,  в целях безопасности, потому что их сложнее украсть, чем мобильные системы.

Вопрос Ferralabs.ru
- Это означает, что вы не будете "убивать" десктопы?

Том Килрой
- Моноблоки в рамках настольных систем — это одно из самых быстрорастущих категорий. На самом деле, если посмотреть кругом, есть еще много сегментов, в которых десктопы доминируют. Это и геймеры-энтузиасты, они предпочитают большие экраны и мощные машины, и интернет-кафе.

Реплика Ferralabs.ru
- Да, но вы свернули производство материнских плат.

Том Килрой
- Материнские платы — да, но сделали мы это для того, чтобы сосредоточиться на актуальных областях. Мы помогали создавать и расширять настольные системы, а теперь эта категория хорошо себя зарекомендовала и хорошо развита. Поэтому мы теперь должны переориентироваться на более актуальные вещи.

Дмитрий Конаш Intel 
- Ну еще есть такая система, как NUC (New Unit of Computing) — такой, не знаю, как это называют, – маленький десктоп, – но это явно не ноутбук, потому что у него нет экрана. И мы видим, что устройство будет пользоваться спросом, который очень быстро растет в разных областях. В основном, это для тех, кто строит дисплеи для ритэйла. Эта штука должна быть очень проста, легко интегрироваться и заменяться с точки зрения сервиса. Т.е. это еще одна реинкарнация десктопа в новом виде.

Вопрос
- На IDF для планшетов и трансформеров были озвучены очень, я помню, низкие цифры стоимости на Bay Trail. По-моему, 300-400 долларов для трансформера. В прошлый раз Intel уже пообещал низкую цену на ультрабуки (299 долларов). Все очень удивились, и тем более удивились вендоры, которые не захотели работать с такой низкой маржою, и в результаты продавали устройства дороже. Не боитесь ли вы, что и в этот раз произойдет что-то похожее, и мы не увидим устройств за 300 долларов?

Том Килрой
- Понятно, что все рынки в мире разные и везде цены устанавливаются по-своему. Но ближе к Новому Году, к предпраздничным продажам вы увидите, по меньшей мере, предложения от трех вендоров, основанные на Bay Trail: "два-в-одном" по цене менее 400 долларов. Мы понимаем, что в мире продается больше всего компьютеров в ценовом диапазоне 300-400 долларов, и это то "сладкое" место, где мы должны присутствовать обязательно. Поэтому я уже говорил, что мы сейчас предлагаем начальную, среднюю и лучшую категорию устройств.

Дмитрий Конаш Intel 
- Вот пример из жизни. У меня жена – независимый консультант, преподаватель, она работает с клиентами и сейчас выбирает себе новый компьютер. Ей явно нужно устройство, которое вписывается в категорию "два-в-одном", потому что, с одной стороны, надо много работать, она создает контент, а с другой стороны, ей нужно показать этот контент клиенту, и сделать это так, чтобы было удобно. Т.е. функция тач-интерфейса, когда картинку можно показывать очень быстро, вместо того, чтобы возиться с клавиатурой — это критически важный элемент. Причем важна и производительность, потому что она использует много графики. Я что хочу сказать, что многое зависит от модели использования. Потому что для обычной "таблетки" это не является допустимым решением, она не может продемонстрировать полноту тех вещей, которые моя жена хочет показать клиенту. Может быть, таких людей не очень много, но они есть. Поэтому я думаю, что Том Килрой прав, это зависит от диапазона задач, которые человек хочет решать. Мы с женой обсуждали: нужно ли ей третье устройство? Мы ведь и так слишком много времени перед компьютером проводим и хотели больше бывать на свежем воздухе. Поэтому если еще будет третье устройство, то это уже перебор. Так что смартфон с немного большим экраном и устройство "два-в-одном" — это комбинация для людей, которые являются профессионалами и в то же время хотят, чтобы все данные были постоянно под рукой. Просто не путаться в том, что где хранится. Хотелось бы, чтобы всё было здесь и рядом, подключено к интернету и долго работало от батарейки.

Вопрос
- А эти упомянутые устройства — они андроидные?

Том Килрой
- Ответ заключен в вашем вопросе. Если рассматривать ноутбук, то это Windows 8. Некоторые бренды, например ASUS, предлагают ноутбуки с двумя операционными системами: одна – Android, вторая — Windows 8. И такие варианты будут еще появляться. Intel активно работает по планшетам с ОС Android.

Вопрос
- Я имею ввиду те, которые стоят 400 долларов.

Том Килрой
- Правильно.

Вопрос
- Скажите, пожалуйста, что Intel думает о будущем? Вот сейчас новые чипы выходят, но их производительность не растет разами, как это было несколько лет назад. Такое ощущение, что мы движемся в тупик, т.е. света в конце туннеля не видно. И в этом тупике мы на 1-2 нанометра уменьшаем структуру, но по большому счету прорывной технологии нет. Наверняка у вас есть какие-нибудь секретные лаборатории, где вы размышляете о том, как дальше быть. Может быть, это троичные системы вместо нынешних двоичных? Или квантовые компьютеры? Во что вы "верите", скажем так. Или всё будет продолжаться так, как и сейчас бесконечно?

Том Килрой
- Вы очень правильный вопрос задали, но он очень масштабный при этом. Кто-то здесь раньше тоже спрашивал по поводу компьютеров, об их начальной цене. Для нас самое главное не то, сколько стоит компьютер, а сам факт того, что люди тратят свои деньги на технологию, покупают компьютеры Intel. И эта ситуация вполне вписывается в закон Мура.
На IDF мы представили наш новый микропроцессор Quark, он действительно малюсенький, и очень недорогой. Почему мы вообще пошли в эту сторону? Потому что компьютерные технологии сейчас присутствуют везде, повсеместно в нашей жизни. Это и "интернет вещей", о котором говорилось, и микропроцессоры в камерах наблюдения, в цифровых вывесках, в устройствах на борту автомобилей и так далее. Вот в какую сторону сейчас идет развитие технологий. Т.е. у нас есть новое поколение Core, есть Atom, есть суб-Atom — процессоры в виде Quark. Главное, что технологии постоянно расширяют свои границы.
Я приведу вам пример, который связан с производительностью. У нас есть клиенты-потребители встроенного интеллекта. Скажем, это люди, которых интересуют системы видеонаблюдения. Они начинают с приобретения устройств на Atom, а потом, после Atom, покупают Core. Вы, наверное, спросите, почему? Сегодня все говорят про big date — большие данные. И при этом не все понимают, что это такое. Возьмем пример с Core. В камерах наблюдения на самом деле уже заложен намного больший интеллект, чем он сегодня используется. И они собирают такое количество данных, что позволяет одной камере при обнаружении какого-то неправильного поведения подать сигнал на другую камеру, чтобы они вместе нацелились на соответствующий объект. Вот это и есть big date. Поэтому всё начинается с дешевых процессоров, а потом встает вопрос, как еще использовать уже имеющиеся у нас технологии, чтобы извлечь весь ее потенциал. Тоже самое происходит на уровне ЦОДов. Приложение, которое используется в них, определяет уровень производительности процессоров.
Или возьмем цифровые вывески. Скажем, железнодорожные вокзалы. Там висит эта цифровая реклама. Почему все-таки в ней дешевые Atom? В этом сценарии более предпочтительными являются Core, потому что рекламодатели смогут зарабатывать больше на такой рекламе. Благодаря Core реклама на этих вывесках может динамически изменяться в течение дня в зависимости от анализа демографии, контингента, присутствующего на этом вокзале. В середине дня там чаще бывают женщины, соответственно, для этой категории динамически меняется реклама. Т.е. более высокая производительность — это больше возможностей, в том числе и для зарабатывания денег.

Дмитрий Конаш Intel 
- Коллеги, я вас покину, с вашего разрешения, но Том Килрой останется еще минут на 10 и с удовольствием ответит на оставшиеся вопросы. Было приятно увидеться. Спасибо, что пришли.

Вопрос
- Это всё круто, конечно, про производительность и технологии. Но меня интересует вопрос, думаете ли вы об открытии, так скажем, второго фронта, где можно было бы продумывать и просчитывать альтернативные варианты производства чипов? То, чего никто сейчас не делает. Сейчас — эволюция. Я спрашиваю про революцию. Придумываете ли вы ее в недрах компании или нет?

Том Килрой
- Процессоры Quark кажутся мне достаточно революционными. Они могут использоваться в verbal computing, т.е. это очень маленький кристалл, который можно разместить в таких вещах, о которых раньше даже не думали, что там могут быть какие-то встроенные вычисления.

Вопрос
- Вы говорите, что Quark в том числе и для verbal computing, но не кажется ли вам, что это вы начали немного поздно? Потому что Samsung и Sony успели выпустить часы с замером пульса и так далее. Имеет ли сейчас смысл настраиваться на verbal computing или все-таки ориентироваться на киоски и прочее.

Том Килрой
- Компьютеры и вычисления сегодня стали настолько повсеместным явлением, что задача Intel на текущий момент — продолжать работать над снижением энергопотребления, не принося в жертву производительность, а даже увеличивая ее. Плюс мы хотели бы обеспечить совместимость со всем программным обеспечением.

Вопрос
- Будут ли устройства, в которых можно одновременно использовать и Quark, и Bay Trail?

Том Килрой
- Я думаю, это возможно. У Quark нет привязки к ОС, как у Atom.

Вопрос
- В приглашении на сегодняшнее мероприятие было упомянуто о двух решениях Intel: одно для планшетов, другое для смартфонов. Вопрос вот в чем. Сколько они потребляют, и насколько меньше энергопотребление у процессоров Core 4-го поколения?

Том Килрой
- У нас есть, безусловно, специальные решения на архитектуре Atom для мобильных устройств. Две недели назад мы объявили на IDF о запуске нового продукта – многорежимные чипы LTE, которые будут поставляться дополнительно. Таких продуктов будет появляться в будущем всё больше. Я имею ввиду устройства с решениями Intel LTE.

Вопрос
- В прошлом году в Intel обещали раз в 20 снизить энергопотребление в новых процессорах. Но одно дело обещать, а другое – жениться.

Том Килрой
Когда мы переходили от 3-го поколения к 4-му поколению, мы дали несколько обещаний. И сокращение энергопотребления было самым большим шагом в истории создания продуктов Intel. Более того, в 4-м поколении появились устройства на Core без вентилятора, и это тоже прорыв.

На этом встреча подошла к концу, Томас Килрой поблагодарил собравшихся за интерес к компании и ее продуктам и выразил надежду на то, что мероприятия в таком формате будут проводиться чаще.

  • Поделиться в письме Поделиться в письме
  • Версия для печати Версия для печати
  • Текстовая версия Текстовая версия

Теги к материалу:

Тегов для материала нет